Публикации >> Guns N Roses – Алан Найвен

«Автомат «узи» в подарок на Рождество? Что ж, такое вполне могло произойти», - считает бывший менеджер Guns N Roses Алан Найвен, вспоминая декабрь 1992 года, когда, судя по слухам, он перед Рождеством передал одному из членов постоянного окружения Guns N Roses три больших деревянных ящика. Представьте себе радость этого парня, когда с утра пораньше вскрыв рождественские подарки, он обнаружил в одном из них скорострельный (и абсолютно незаконный) автомат «узи» израильского производства, а в двух других - целую кучу патронов к нему в обоймах. Ну, подонки, теперь только попробуйте к нам сунуться!

«Я понимаю, что для европейцев с их чувствительным менталитетом это выглядит чистым безумием, - усмехается Найвен, - но им не довелось увидеть своими глазами того, что творилось в Лос-Анджелесе в период уличных беспорядков. Уверяю тебя, это было время яростного социального противостояния и полного беззакония. Первые поджоги начались в ночь на четверг, а Национальная гвардия прибыла только в понедельник утром - как потом выяснилось, с незаряженным оружием. Все эго время лос-анджелесская полиция где-то преспокойно отсиживалась - на улицах не было ни одного «легавого». Мы оказались предоставлены самим себе - и это при том, что кто-то пустил слух, что из подведомственных полиции химчисток похищена целая партия обмундирования, а арсеналы Национальной гвардии взломаны и разграблены повстанцами...»

 

Когда 29 апреля 1992 года трое сотрудников Полицейского управления Лос-Анджелеса, обвиненные в превышении своих полномочий во время ареста некого Родни Кинга- несмотря на наличие видеопленки, на которой показано, как группа полицейских избивает человека, уже не способного сопротивляться — были оправданы, жители города почувствовали неудержимый «аппетит к уничтожению»: ломать, крутить, громить и поджигать все и вся, что попадется на пути. В ходе продолжавшихся шесть дней беспорядков погибло пятьдесят три человека: застреленных полицией и владельцами магазинов, защищавших свою собственность, сгоревших живьем, забитых до смерти или подстреленных «шутки ради» из окон проносившихся мимо машин.

Несмотря на то, что Наивен был уволен с поста менеджера Guns N Roses еще за год до этого, «когда беспорядки пошли на убыль. Из (Иззи Стрэдлин) явился ко мне домой с просьбой одолжить ему «коричневый мешочек» с моим любимым револьвером 357 Magnum и запасом патронов к нему. После того, как эта заварушка утихла окончательно, я купил ему помповое 12-зарядное ружье, состоящее на вооружении у антитеррористических полицейских подразделений. Это очень серьезная вещь, с помощью которой можно навести порядок, где угодно, и я сводил его в тир, чтобы научить с ней обращаться. У него такая высокая скорострельность, что град пуль практически разносит цель на куски. «Ну, как? - спросил я его после первого занятия. - Теперь немножко полегчало?» «Еще как, Нив», - расплылся в улыбке Иззи.

«Но даже после того, как все это закончилось, я приобрел для своей семьи пуленепробиваемые жилеты из кевлара, а также за весьма солидную сумму подписал договор с одной аризонской вертолетной компанией, согласно которому в случае повторения подобного безобразия она обязалась вывезти мою жену и детей из района боевых действий».

«Это не было похоже на Welcome To Disneyland, - говорит Наивен. - Скорее, это было Welcome То The Jungle».

«МОЛЧАЛИВЫЙ» УЧАСТНИК Guns N Roses

Карьера Guns N' Roses складывалась настолько удачно, что в пылу восторга об Алане Найвене как-то забыли. Однажды Иззи Стрэдлин отозвался о нем, как о «шестом «молчаливом» участнике Guns N Roses», но сам Наивен, как правило, отказывается давать интервью о временах, когда он сотрудничал с группой (1986-1991 гг.), и лишь несколько раз нарушал это правило. «Недавно я дал интервью Fuse TV, и в ближайшее время вряд ли соглашусь повторить нечто подобное, —хмурится он. - Все равно на записях группы моего голоса почти нет, поскольку я всегда считал, что музыка достаточно красноречиво должна говорить сама за себя». Англичанин по происхождению, он предпочитает жить за границей, причем за пределами Калифорнии, в штате Аризона, где на пару со своей партнершей Хитер возглавляет Tru-B-Dor - продюсерскую компанию, цель которой - помочь встать на ноги начинающим группам и музыкантам. Также он продолжает писать песни - Рик и Джон Брюстер из австралийской группы The Angels выпустили уже три альбома, основанных на его музыкальном материале. Однако, если подобный образ живни кажется неординарным для обычного менеджера, то для Найвена это всего лишь период творческого возрождения: в конце концов, не следует забывать, что он был одним из основных соавторов песен группы Great White, а также ее продюсером и менеджером, чего ему до сих пор не может простить окружение Guns N Roses.

Обе группы продали свой миллионный альбом в один день - 7 апреля 1988 года (случайно пришедшийся на день рождения Найвена) - после чего менеджеру двух одновременно прорвавшихся на большую сцену коллективов пришлось испытать колоссальное давление со стороны обоих своих подопечных, ибо участники каждого с пеной у рта требовали к себе особого внимания. «Давление? - саркастически усмехается Найвен. - Я тебе так скажу: когда нашим отношениям настал конец, я просто-напросто сбежал в пустыню. Точнее, в горный район Аризоны, где спрятался ото всех в маленьком домишке милях в пяти в стороне от раздолбанной грунтовки - в 25 милях к северу от ближайшего населенного пункта. Электричество мы добывали с помощью солнечных батарей, а воду качали насосами из двух артезианских скважин. И все равно мне казалось, что я забрался недостаточно далеко от Лос-Анджелеса: от всех этих интриг, бесконечной череды мелких и крупных подлостей, а также негативных ощущений, как таковых».

Тем не менее, работа менеджером сразу двух групп, пусть даже столь отличных друг от друга, поначалу имела свои преимущества. Найвен с удовольствием рассказывает, что знаменитый видеоклип Welcome To The Jungle, принесший Guns N Roses всеамериканскую популярность, удалось сделать лишь потому, что он ухитрился выдать начало его съемок за окончание работы над клипом Great White. Он также вспоминает, как Great White давали им возможность исполнить по нескольку песен на своих концертах, а когда Guns N Roses вознеслись в стратосферу, вежливо отказывались «влезать» в их концертную программу («Лучше самим быть щедрым на милости крутым бэндом, чем выпрашивать их у другого крутого бэнда», - усмехается он).

Под умелым руководством Найвена Guns N Roses из «бесхозной», никому не известной хулиганской команды превратились в одну из популярнейших групп десятилетия с рекордным по количеству проданных экземпляров дебютным альбомом Appetite For Destruction. Возможно, ему просто повезло, однако факт остается фактом - после его ухода дела у Guns N Roses пошли наперекосяк, о чем свидетельствует выпуск пары чрезмерно помпезных дисков Use Your Illusion, а также грандиозный по своим масштабам бардак, связанный с фантастически затянувшейся по срокам записью неважно спродюсированного альбома Chinese Democracy, принесшего колоссальные материальные убытки и крайне отрицательно сказавшегося на отношениях со многими бывшими сторонниками Эксла сотоварищи.

Как бы то ни было, однако в то, что ближайшем обозримом будущем Эксл Роуз пригласит Найвена в гости на барбекю с пивом, верится с трудом. Незадолго до Рождества, 11 декабря 2008 года, Эксл неожиданно выступил на двух принадлежащих Guns N Roses веб-сайтах и высказал свои взгляды на жизнь, Вселенную и все прочее. Отказавшись давать интервью с целью «раскрутки» альбома, на запись которого он и его «армия гитаристов» ухлопала целых 15 лет, Роуз предпочел общаться с внешним миром в режиме «online». С одной стороны, это выглядело, как дружеский жест: он напрямую вышел к своим поклонникам, отвечая на их вопросы и полностью игнорируя столь нелюбимые им средства массовой информации. С другой, это давало ему возможность, не опасаясь возражений, говорить все, что вздумается, и он (по-видимому, не без удовольствия) растревожил настоящее «осиное гнездо», позволив себе ряд нелицеприятных высказываний в адрес Слэша, Брайана Мэя, прессы, а также своего первого менеджера Алана Найвена.

Явно пытаясь откреститься от обвинения Слэша в том, что вокалист буквально выкручивал руки ему и Даффу, дабы заставить их подписать бумаги, согласно которым все права на название Guns N Roses официально переходят к нему, Эксл особо подчеркивал тот факт, что «когда Guns N Roses пересматривали условия контракта с фирмой Geffen, я попросил добавить пункт насчет названия с целью защиты своей интеллектуальной собственности, поскольку это придумал именно я, и под этим именем группа начала свою карьеру. Это имело куда большее отношение к вопросам менеджмента, нежели к творчеству, а наш тогдашний менеджер всегда пытался убедить остальных участников, что меня давно пора гнать из группы».

Найвен полностью отвергает это обвинение и ухмыляется: «Старый добрый бедняга Эксл. За все это время никто не сделал для него ничего хорошего. Мы все только испоганили ему жизнь, верно?»

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ДЖУНГЛИ

По данным журнала Rolling Stone, Алан Найвен был «крутым и весьма неглупым англичанином», работавшим в фирме Virgin и решившим переехать в Лос-Анджелес по приглашению «независимого» рекорд лейбла Greenworld, где он помог заключить контракт с Motley Crtie. К 1982 году он уже руководил лейблом Enigma, дружил с Доном Доккеном и работал менеджером стремительно набирающей популярность блюз-роковой группы Great White.

В те времена одним из любимых способов Найвена «познакомиться поближе» было пригласить нового приятеля на обед и, не ставя гостя в известность, приготовить ему «одно из моих фирменных блюд - жареного цыпленка а lа ЛСД - для небольшой послеобеденной «прочистки мозгов». Тогда он, можно сказать, слегка перебарщивал с рок-н-роллом. Именно в такого типа можно запросто превратиться, если у вас на попечении совершенно неуправляемая рок-группа, от которой отказались все крупнейшие менеджерские компании в городе.

Том Зутот, ставший другом Найвена после того, как им удалось составить договор, согласно условиям которого Motley Crue меняли «порт приписки» с Greenworld на Elektra Records, в свое время тоже побывал в столь же нелепом положении. В 1986 году Зутот уволился из Elektra и устроился на работу в отдел «поиска новых талантов» фирмы Geffen. Добившись подписания контракта с Guns N Roses, он сразу занялся поисками подходящего менеджера. «Однако, поскольку все были наслышаны об их безобразных выходках и непристойных манерах, да еще имели репутацию скандалистов, не умеющих толком играть, с ними никто не хотел связываться, - вспоминает Найвен. - Никто не имел ни малейшего желания вкладывать свои время и деньги в эту банду алкоголиков и наркоманов, которые, скорее всего, в ближайшее время разбегутся кто куда, или передохнут от передозировки, или каким-нибудь образом опозорят свой лейбл, который, справедливо возжелав мести, навсегда поставит на их карьере крест».