Публикации >> Deep Purple - Jon Lord - Jon Lord - Deep Purple - 2

 

А что вы думаете о пресловутом заявлении Роджера Гловера?

Оно мне понравилось. У Роджера доброе сердце. Он всегда хорошо обо мне отзывается. А я — о нем. И обо всех остальных ребятах. По-доброму, без всякого ехидства.

В одной из наших статей было написано, что еще до британских гастролей Deep Purple ходили слухи о том, что Дон Эйри скоро войдет в их состав.

Скорее всего, так и будет. Конечно же, по­добные предположения были верными.

К тому же, Эйри уже подменял вас на кон­цертах в Германии.

Верно. Этим летом у меня были проблемы с коленом, поэтому я не смог поехать на гастро­ли в Германию. Вернувшись после шестине­дельных гастролей по Штатам, я едва мог хо­дить. И следующие несколько недель я изо всех сил пытался прийти в себя, чтобы поехать в ев­ропейское турне, но, по мере того как прибли­жались назначенные сроки, становилось оче­видно, что я просто не в состоянии никуда ехать.

Сообщения о том, что Дон сменил вас на­совсем, не заставили себя ждать. Однако Иан Гиллан попытался в корне пресечь подобные слухи, заявив:  "Да, Лорд не поехал в европей­ское турне, но это было связано с его недомога­нием. Теперь же он снова с нами».

(Ласково улыбается.) Думаю, мы можем списать это на его браваду. Да. Иан настойчиво утверждал, что я все еще оставался в команде, и технически так и было. Старый добрый Иан всегда ведет себя подобным образом в слож­ных ситуациях. На самом деле я довольно дав­но, кажется, еще на прошлое Рождество, напи­сал ребятам, что собираюсь уйти, но хотел бы поехать с ними в турне по Британии. Мне очень хотелось достойно и гордо ступить на землю своих предков. И еще я сказал им, что хотел бы поучаствовать в записи следующего студийного альбома Deep Purple.

А что вы скажете по поводу той нашей ста­тьи, в которой заявлялось, что вас пришлось уговаривать поехать в последнее турне и что вы согласились только после того, как вам объяс­нили, сколько проблем может вызвать ваше от­сутствие?

На самом деле все было совсем не так. Дон — феноменальный музыкант, a Deep Purple — легендарная команда, и я ему зави­дую. Если бы можно было мгновенно перено­ситься с одной концертной площадки на другую, как а фильме «Star Trek», я бы ни за что не ушел.

Так как насчет той пресловутой записки, оставленной вами на клавишных? Правда это или нет?

(Хохочет.) Нет. Я даже представить не могу, откуда взялось подобное утверждение, но оно бесподобно. Я уже почти жалею, что не сделал этого на самом деле. Но ребята боятся моих клавишных как огня и никогда к ним близко не подходят, поэтому ничего бы не вышло. С Пейси мы провели вместе 34 года, с Гилланом и Гловером — 33. После этого оставлять им записку на клавишных было бы несколько невежливо.

Учитывая все вышесказанное, не кажется ли вам, что записка — это беспристрастный спо­соб объявить о таком ответственном решении?

Не думаю. (Смеется.) Все знают, что в 1972 году Ян Гиллан оставил нам письмо, в кото­ром сообщал о своем уходе, и я подумал, что, черт возьми, я ничем не хуже!

Нет, если говорить серьезно, причина, по которой я написал им письмо, заключалась в том, что они были на гастролях, а я сидел до­ма и мучился с этим своим коленом. И потом, я хотел, чтобы все прочли и услышали одно и то же. В скором времени я смогу опубликовать текст этого письма, но не раньше, чем поутих­нет боль.

Боль эта вызвана не злостью, а печалью. Ведь вместе с Deep Purple я провел большую часть своей жизни. Нам с ребятами очень повезло друг с другом, здорово, что у меня есть такие приятели. Оба Иана и Роджер — три самых мо­их близких друга.

Как уже упоминалось, позднее я поехал в Флориду, чтобы поработать вместе с ребята­ми над некоторыми песнями, и там, с глазу на глаз, мы все прояснили. Это далось мне очень нелегко, но я всегда знал, что когда-нибудь та­кой час придет. Иан Гиллан, дай ему бог здоро­вья, считает, что всегда будет выступать. И если именно эти мысли помогают ему держаться, дай ему бог еще больше сил.

Вы как-то повлияли на то, что приглашен был именно Дон Эйри?

Нет, его выбрали без меня, но я всецело разделяю подобный выбор. Он замечательный музыкант, и я надеюсь, что у него получится то же, что так хорошо удалось Стиву Морсу, — пе­ренять традиции группы и в то же время сохра­нить собственную индивидуальность.

А что насчет вашего участия в перенесен­ных британских концертах?

Мне бы очень хотелось выступить в Брита­нии, и, если меня позовут, я буду играть. Но, как я уже сказал, Purple сейчас на гастролях в Шта­тах, у них очень жесткий гастрольный график, 40 концертов, и не так-то много свободного времени на обсуждения.

Честно говоря, не знаю, захочет ли Дон, чтобы я вернулся и отыграл эти 10 концертов. Могу лишь сказать, что нам с Deep Purple и менедже­рами еще предстоит это обсудить. Но, скорее всего, я отыграю эти британские концерты.

Вы упомянули о том, что хотели бы поучаст­вовать в записи следующего альбома Deep Purple.

Да, таковы мои планы. Я вам тут рассказы­ваю о том. что еще предстоит обсудить с груп­пой. Я не вполне уверен, что присутствие двух клавишников на одном альбоме корректно по отношению к поклонникам группы, и этот во­прос тоже нужно будет прояснить. Я вполне мо­гу понять, почему Иан и команда хотят записы­вать альбом с ним, но я также способен понять и другую точку зрения.

В прессе появилось множество заметок о том, что команда ведет переговоры с американ­ским продюсером Майклом Брэдфордом, собира­ясь пригласить его для продюсирования альбома, который станет следующим после «Abandon» (1998). Deep Purple действительно пригласили его на свое шоу в Брайтоне во время последнего турне. Возможно, Брэдфорд — странный выбор, учиты­вая, что его самая большая претензия на славу — это продюсирование Кида Рока.

Когда я с ним повстречался, я не знал, что он продюсирует Кида Рока, иначе я не пустил бы его в свою гримерку. Ну, это не совсем верный выбор, но все же неплохой. Похоже, он действи­тельно хороший парень. В тот вечер, когда он при­шел на наш концерт, Иан был очень болен, но, следуя типичной формуле «show must go on», ему как-то удалось превратить происходящее в за­мечательное представление. По окончании концерта Майкл пришел к нам за кулисы, он был восхищен. Насколько я знаю, у него есть опре­деленные мысли насчет того, что у Deep Purple может получиться лучше (я имею в виду студийный аль­бом, а не живое выступление), но прав он или нет— покажет время. Как знать?

Думаю, Майкл — неплохой парень, он, ка­жется, хорошо знает свое дело. У него интерес­ный взгляд на рок-музыку. Это мне нравится, и, если мне в конечном счете посчастливится иг­рать на альбоме, я буду рад поработать с ним. Deep Purple давно пора обрести продюсера. (“Abandon” Purple продюсировали самостоя­тельно, под руководством Гловера, «Purpendicular» 1996 года — тоже полностью на их совести). У нас всегда так — слишком много командиров, а вот солдат-то и не хватает. Когда мы приходим в студию, у каждого в запасе очень много идей, которые он вынашивал годами. И в конце концов все это приводит к обильно­му выделению тестостерона.

Иан Гиллан как-то сказал, что Deep Purple пора уже подняться на пьедестал и выпустить свой вариант «Sgt Pepper».

И если им это удастся, мне будет так жаль, что я в этом не участвовал. Но я еще раз под­черкиваю, что мне необходимо обо всем с ними переговорить.

Спасибо, что прояснили ситуацию!

Был очень рад это сделать. Не люблю, ког­да пишут неправду, хотя вся эта неправда име­ет дурацкое обыкновение со временем стано­виться правдой. И, как спел Иан Гиллан в одной из песен из «The House Of The Blue Light», чер­ное и белое еще не означает правды.

ClassicRock#16

Виниловые пластинки "На главную"